header
header
header
header
header    
header Главная arrow Калейдоскоп arrow Услышьте свой внутренний голос.
Главное меню
Главная
Спасем планету – устремимся к Матери Мира
Послания Матери Мира к человечеству Земли
Объединенные силы Света цементируют пространство
Save planet - let us strive to Mother of the World
Заочная школа Агни Йоги
Шамбала - Великое Братство Учителей Света
Махатмы Шамбалы
Россия - Страна Владыки Шамбалы
ФОРУМ "ТЕРОС"
Сокровище Ориона
Новости календаря
Невероятные истории из нашей жизни
Калейдоскоп
Симфония Агни Йоги (Для просмотра необходим Internet Explorer)
Великие Женщины Мира
Здоровье и активное долголетие
БИБЛИОТЕКА ТЕРОСА
Народная библиотека имени Е.И.Рерих (Алтай)
Александр Владимиров. Статьи
Частые вопросы
Поиск по сайту
Карта сайта
Контакты
Творчество пользователей
Разделы
Сайт Оримламма
 
Услышьте свой внутренний голос. E-mail

Он жил, как все. Радовался успехам в бизнесе. Даже порой гордился собой, если получалось что-то лучше, чем у других. Верил в Бога, но вера эта не затрагивала глубинных пластов души. Так верят многие из нас - как бы на всякий случай. Жизнь казалось вечной, а если и обрывалась у кого-то, то уж с ним, Виктором Пылявским, ничего подобного случиться не могло.

Ему бы остановиться, прислушаться к себе, к каждой своей клетке, чтобы понять: так ли живет? В каждом из нас звучат сигналы, надо только уметь их воспринимать и им следовать, чтобы оставаться здоровым душой и телом. Но это Виктор понял позже...

Все началось с легкой боли в желудке. Первая мысль: съел что-то несвежее, пройдет. Потом боль стала повторяться все чаще и чаще. Вскоре желудок уже ничего не принимал, кроме воды и кефира. Виктор быстро терял вес. И, наконец, пошел на прием к своему приятелю, заведующему радиологическим отделением Самарской областной клинической больницы им. Калинина, врачу высшей категории Сергею Репину. Обследование еще не завершили, но диагноз он понял по взглядам медиков и однажды услышанной цифре: восемьдесят процентов. Нетрудно было догадаться, что это очаг поражения ткани, и в той цифре услышать приговор.

Ему предлагали сдать еще какие-то анализы, что-то проверить и перепроверить. И только тогда диагноз будет окончательным. Но он ничего больше проверять не стал, поблагодарил врачей и вышел на улицу. Заканчивалось лето, но солнце еще было жарким, а деревья - зелеными. Не хотелось верить, что пройдет какое-то время и все это останется, а его уже не будет. А ведь прожил-то всего неполных четыре десятка лет. Может быть, прожил не лучше, но ведь и не хуже других. И добрых дел на его счету не меньше, грешил - не больше. Почему же в этом мире такая несправедливость?

Этот вопрос, наверное, встает перед каждым безнадежно больным человеком. Только ответ на него у каждого свой.

В тот день он наметил, что надо успеть сделать до конца жизни. И вскоре понял, что все равно не успеет пожить без суеты, подвести последний итог. Ведь для чего-то он родился на этот свет, для чего-то жил? И тогда он решил уйти из дома.

Был конец лета, когда он взял Библию, спальный мешок и кусок брезента, попрощался с женой и дочерью. Сказал, чтобы не искали - вернется сам дней через сорок. Если, конечно, вернется...

С этого дня он решил поступать только по зову души, хотя этот зов звучал порой очень слабо. Но постепенно он научился понимать самого себя. Несколько дней Виктор бродил по горам в окрестностях Жигулевска и вскоре понял: его место не здесь. Всю Самарскую Луку он очень хорошо знал — много раз летал над горами и степями на своем параплане. И вот какой-то голос подсказал, что надо ехать к развалинам Муромского городка - древнему поселению волжских булгар. Здесь, среди диких яблонь, он натянул кусок брезента, расстелил спальный мешок. Невдалеке от своей стоянки нашел два родничка. Душа, кажется, успокоилась. Даже желудок, который давно уже не получал ничего, кроме воды, его не тревожил.

Потянулись дни, похожие друг на друга, без каких-либо событий во внешнем мире. Лишь иногда где-то стороной проходило стадо, слышались голоса пастухов. Пели птицы, шумел ветер, по небу проплывали облака. Но все это никак не затрагивало ни мыслей, ни чувств. Виктор был погружен в самого себя и, конечно, замечал, как меняются душа и тело. Порой эти перемены были настолько тягостны, что хотелось зарыться в землю, избавить себя от мук. Он худел и слабел с каждым днем. Кожа обвисла и слезала клочьями. Он срывал ее, катаясь по траве. Когда наступало облегчение, читал Библию - не торопясь, спешить было некуда. Открывал неведомый прежде смысл священных строк. Сверял их нравственные нормы со своим поведением. И понимал, что многое не стыкуется. И кумиры были в его жизни, хотя Библия требует: «Не сотвори...» И гордыни хватало. А еще больше - суеты, бесконечной гонки то за деньгами, то за иными призраками нашей жизни. Бесконечное «надо, надо, надо» возникало не по зову души - навязывалось условностями внешнего мира.

Виктор часто слышал какие-то голоса. Считает, что это были ангелы. Порой открывались фантастические картины: вот его душа рождается на белый свет. Вот еще миллионы других жаждут обрести плоть, умоляют Господа Бога даровать это великое счастье - пожить на земле ... Как же он мог роптать: «Почему я?» - когда прожил почти четыре десятка лет до того, как узнал о своей болезни.

После тридцати дней голодания начались обмороки. Сознание он терял неожиданно, каждое движение давалось с трудом. Порой Виктор сбрасывал с себя одежду и получал необъяснимое удовольствие от прохлады, хотя было не жарко, от прикосновения ветерка или травы. Холода он не чувствовал даже ночами, несмотря на то что начинался октябрь. Чем это объяснить, не знает до сих пор. Словно изнутри его согревал какой-то неведомый источник тепла.

Через сорок дней в душе прозвучал сигнал: пора домой! Все свое нехитрое снаряжение оставил под яблоней. Взял бы, но не было сил. С трудом вышел на дорогу. Водитель остановившейся машины долго не мог понять, что за человек стоит перед ним - худой, в какой-то потрепанной одежонке, с трудом выговаривающий слова. Наконец Виктор сумел объяснить, что ему нужно в Самару.

К обычной жизни он возвращался постепенно. Сначала пил сок, разбавленный водой. Потом - овощные бульоны, жидкую кашу. Желудок все принимал без протеста. Виктор чувствовал, что он совершенно здоров, но в больницу все-таки пошел. Ради интереса. Врачи не поверили своим глазам: некогда пораженный на 80 процентов желудок был как новенький.

- В моей практике такого случая не было, - говорит Сергей Репин - Коллеги тоже разводят руками. Нам, разумеется, известны примеры исцеления больных с помощью веры в Бога, но таким способом лечатся, как правило, заболевания неврологического характера. А в этом случае, видимо, произошло сложение целого ряда факторов, которые и вызвали обновление не только души, но и тела. В экстремальной обстановке, как я думаю, были приведены в действие скрытые резервы организма, и произошло исцеление. Другого объяснения дать не могу.

Бизнес, прежние привычки и друзья у Пылявского отошли в сторону. Появились новые, которые хорошо понимают его сегодняшнее состояние души. Наш герой после тех сорока дней стал глубоко верующим человеком. По внутреннему зову он занялся исследованием церквей на территории Самарской области. Фотографировал с параплана действующие храмы и развалины. Весной прошлого года фотографии были выставлены на площади Куйбышева - центральной в Самаре. Тысячи горожан увидели не только пейзажи и церкви, но и состояние души фотохудожника. Его тревогу и боль за сегодняшний и завтрашний день родной земли. Потом снимки он передал крупнейшему в области детскому дому-интернату в городе Отрадном.

Сейчас Виктор работает над новой фотовыставкой. Тему подсказал все тот же внутренний голос, зов души, очередной сигнал - назвать можно как угодно. Он же советует эту тему пока не озвучивать - не пришло время. По зову того же голоса Пылявский голодал сорок Дней еще раз, тоже в полном одиночестве. В прошлом году такого призыва не было, зато он соблюдал посты. Здоровье теперь - дай Бог каждому. Купается в ледяной воде, занимается на тренажерах. Вовсе не потому, что так делают другие - так подсказывает внутренний голос. Если его не слушать, неизбежны душевная маята, недовольство собой, какой-то разлад. Ведь человека разъедают не болезни, - внутренняя разбалансировка, недовольство собой. Почему другие живут так, как я не могу? Почему им дано благополучие, успех, слава, а мне нет?

В этих вопросах - начало печального конца. Они словно кислота разъедают душу и тело человека. Хотя ответ звучит в самом вопросе: кому-то дано, тебе - нет. В этом нет никакой трагедии, ибо дано что-то другое. И если уж рвать себя на жизненных виражах, то ради высокой цели, без которой кажется вообще немыслима жизнь. Какие-то из этих мыслей высказал мне сам Виктор. Какие-то навеяны общением с ним. Видимся редко, разговариваем обычно по телефону. Мне всегда некогда, он же спокоен и нетороплив. А ведь наверняка полно домашних забот - недавно родился второй ребенок. Сын, его наследник и надежда. Для работы над новой выставкой не хватает дневного времени, приходится прихватывать ночи. Так он живет, постоянно руководствуясь потребностями души. И так не раз пробовал я. Пытался делать зарядку, обливаться ледяной водой, хотел сменить работу. В душе не один — тысяча голосов кричали, что это мне нужно, что если так не сделаю - не будет покоя. А потом лень, сопли или плохое настроение выбивали из колеи. Я понимаю, что в итоге это грозит больничной койкой, но ничего поделать не могу. Трудно, не получается у меня жить «по Пылявскому».

Может быть, получится у читателей вестника?

 Александр Александров,  г. Самара. Газета «ЗОЖ», №3, 2006 г.

 
« Пред.   След. »
header header
header  Agni-Yoga Top Sites
header