header
header
header
header
header    
header Главная arrow Великие Женщины Мира arrow Великие Женщины 19 века arrow Авдотья Ильинична Истомина
Главное меню
Главная
Спасем планету – устремимся к Матери Мира
Послания Матери Мира к человечеству Земли
Объединенные силы Света цементируют пространство
Save planet - let us strive to Mother of the World
Заочная школа Агни Йоги
Шамбала - Великое Братство Учителей Света
Махатмы Шамбалы
Россия - Страна Владыки Шамбалы
ФОРУМ "ТЕРОС"
Сокровище Ориона
Новости календаря
Невероятные истории из нашей жизни
Калейдоскоп
Симфония Агни Йоги (Для просмотра необходим Internet Explorer)
Великие Женщины Мира
Здоровье и активное долголетие
БИБЛИОТЕКА ТЕРОСА
Народная библиотека имени Е.И.Рерих (Алтай)
Александр Владимиров. Статьи
Частые вопросы
Поиск по сайту
Карта сайта
Контакты
Творчество пользователей
Разделы
Сайт Оримламма
 
Авдотья Ильинична Истомина E-mail

Авдотья Ильинична Истомина

великая русская балерина,

(1799 – 1848)

Блистательна, полувоздушна,

Смычку волшебному послушна,

Толпою нимф окружена,

Стоит Истомина. Она,

Одной ногой касаясь пола,

Другою медленно кружит,

И вдруг прыжок, и вдруг летит,

Летит, как пух от уст Эола,

То стан совьет, то разовьет,

И быстрой ножкой ножку бьет.

"Евгений Онегин". Глава 1

Эти слова Александра Сергеевича Пушкина посвящены «русской Терпсихоре» - Авдотье Ильиничне Истоминой, великой русской балерине, кумиру всего общества первой половины девятнадцатого столетия.

Имя Истоминой постоянно встречалось не только в прессе тех лет, посвященной театру, но и в личных дневниках и письмах известных людей. В записках Маркевича, одного из друзей Кюхельбекера, Льва Пушкина (младшего брата поэта) и Глинки имя Истоминой стоит рядом с именами наиболее видных деятелей театра и литературы. Как писал о ней один из первых историков русского театра Арапов, «Истомина была среднего роста, брюнетка, красивой наружности, очень стройна, имела черные огненные глаза, прикрываемые длинными ресницами, которые придавали особый характер ее физиономии, она имела большую силу в ногах, апломб на сцене и вместе с тем грацию, легкость, быстроту в движениях...».

Авдотья Истомина появилась на свет в рождественский Cочельник. Первый день Святок - праздник, который с языческих времен символизировал на Руси обновление природы и всегда сопровождался играми, песнями и плясками ряженых, колядками, гаданиями и магическими обрядами. Может быть, это и определило ее судьбу - всю жизнь перевоплощаться в выдуманных персонажей, кружить головы мужчинам и доводить публику до исступления своим искусством. Искусством танца. Ибо Авдотья стала балериной.

Вечером 3 августа 1805 года в двери Петербургского театрального училища постучал высокий худой человек, одетый в черное. Левой рукой он прижимал к груди футляр с флейтой, а за правую его руку держалась маленькая девочка с большими испуганными глазами. На вид ей было не больше шести лет…

Именно так попала Дуня Истомина в театральное училище к самому Шарлю Дидло, знаменитому балетмейстеру и педагогу. Она не помнила своих родителей. Знала только, что мама умерла, и сама она оказалась на улице, а потом к ней подошел высокий худой человек в черном и за руку отвел в дом, где ее сначала накормили, а потом стали учить музыке и танцам.

Историки русского балета до сих пор не могут разгадать тайну появления Истоминой в училище Шарля Дидло. Туда не брали детей «с улицы» - только своих, а человек с флейтой не только не был Дуне отцом - о нем вообще никто и ничего не знал. Словно ангел-хранитель на время принял человеческий облик, спас гениальную девочку - и снова отправился к себе на Небо, уверенный в ее счастливом будущем. И оказался совершенно прав.

Когда в 1816 году Авдотья окончила училище, Дидло тут же предложил ей главную партию в премьере балета «Ацис и Галатея»: роль, принесшую первые лавры. Балерина продемонстрировала публике не только виртуозный танец, но и несомненный талант драматической актрисы, в совершенстве владея искусством пантомимы. Кроме того, в этом балете Истомина первой из русских танцовщиц сделала несколько шагов по сцене на пуантах, что было тогда совершенным, никогда не виданным новшеством!

Истомина, как никто другой, владела искусством полета в танце или, как тогда говорили, «элевации». Добавьте к этому блистательный талант, честолюбие и яркую красоту - и вы поймете, отчего уже через пару лет после дебюта эта невысокая брюнетка с огненными черными глазами и густыми ресницами сводила с ума весь Петербург.

За «Ацисом и Галатеей» последовала центральная партия богини цветов Флоры в балете «Земфира и Флора». Здесь она исполняла еще две партии - доверчивую нимфу Аглаю и нимфу Аминту. Невиданно сложный рисунок танца, придуманный Дидло, был рассчитан на уникальные природные способности, которыми обладала лишь одна балерина той поры - Истомина.

В ту пору, в 1817-1818 г. г., Истомина была еще актрисой начинающей, хотя и многообещающей. Она уже блистала в балетах Дидло, изобиловавших особыми воздушными эффектами: он по существу изобрел полеты на сцене ("летит как пух из уст Эола"), которые стали не просто трюками, а выражением новой балетной поэтики. Эти эффекты очаровали патриарха русской поэзии Г.Р.Державина, который присутствовал на балете Дидло "Зефир и Флора" в 1808 году и выразил переполнявшие его ощущения в следующих строках:

Что за призраки прелестны,

Легки, светлы существа,

Сонм эфирный, сонм небесный.

Тени, лица божества

В неописанном восторге

Мой лелеют, нежат дух?

Не богов ли я в чертоге?

Взыскательный столичный зритель, затаив дыхание, вжимался в бархатные кресла, когда она летела над сценой в невероятном прыжке, кружилась в бешеном фуэте, когда ее руки, словно бледные стебли лилий, плескались над украшенной цветами головкой. Гордая богиня перевоплощалась в нимфу трепетную, в нимфу дерзкую и задорную - и вновь по сцене ступала богиня… Авдотья Истомина покорила всех.

Именно выступление Авдотьи Истоминой в балете «Ацис и Галатея» вдохновило впоследствии Пушкина на описание ее танца в своих знаменитых строках из «Евгения Онегина».

Истомину и Пушкина соединяли незримые, почти мистические узы. Начать с того, что родились они в один год и практически одновременно стали первыми каждый в своем деле: он - в поэзии, она - в балете. Познакомиться с балериной ближе поэт смог на знаменитом «чердаке» у Шаховского. Истомина вела очень открытую жизнь — постоянно общалась с поэтами, писателями, драматургами. Часто посещала литературные салоны, приемы, званые ужины. Постоянной гостьей была она и у начальника репертуарной части петербургских императорских театров князя Шаховского, который собирал вокруг себя интереснейших людей. Со временем стал появляться здесь и Пушкин. Он читал свои стихи и черновые наброски «Руслана и Людмилы». Одной из первых слушательниц этой поэмы была Авдотья Истомина.

Часто бывала балерина и в доме Никиты Всеволожского, друга поэта. Вероятно, она не могла не обратить внимания на то, что некоторые гости Всеволожского предпочитают уединяться тесным кругом в зале с зеленой лампой. Однако значения этим обособленным встречам артистка не придавала. Только после событий 14 декабря на Сенатской площади стало ясно, почему друзья держались особняком. Одиннадцать членов кружка «Зеленая лампа» были декабристами.

Как вспоминали современники, ни одна из актрис того времени не бывала чаще Истоминой в кругу поэтов. Обладая тонкостью чувств и артистической натурой, она черпала из этого общения то, что ей не могло дать казенное образование.

Пушкин с восторгом относился к Истоминой и не удивительно, что именно она стала первой исполнительницей роли Черкешенки в «Кавказском пленнике».

Балет «Кавказский пленник, или Тень невесты», показанный на сцене Большого Санкт-Петербургского театра, навеки связал три имени: Пушкина, Истоминой и балетмейстера Дидло. Как всегда, танцовщица была прекрасна: легкий голубой костюм подчеркивал стройность ее фигуры. Невысокого роста, черноглазая брюнетка, хорошо сложенная и гибкая, она очень подходила для роли Черкешенки. И не случайно поэт в «Евгении Онегине» посвятил балерине строки, ставшие девизом всего русского балета:

Узрю ли русской Терпсихоры

Душой исполненный полет?

Иль взор унылый не найдет

Знакомых лиц на сцене скучной.

К имени прославленной балерины Александр Сергеевич возвращался в своих произведениях не раз. Среди черновых рукописей Пушкина сохранился план задуманного им романа «Две танцовщицы», одной из героинь которого должна была стать А. Истомина, танцевавшая в балете Дидло. Для поэта Авдотья Истомина оставалась не только одной из красивейших женщин его времени, но и первой романтической танцовщицей. Именно в ней видел Пушкин идеальную представительницу русской школы танца, вдохновившую его на удивительные строки о «душой исполненном полете». Возможно, пары лет не хватило Пушкину, чтобы осуществить грандиозный замысел по созданию «нового русского романа» - романа под названием «Две танцовщицы», прототипом одной из главных героинь которого была Истомина.

После событий 14 декабря власти с подозрением стали относиться ко всему, связанному с декабристами — а Истомина была музой для всего круга вольномыслящей молодежи. Новаторство Дидло в балете, его стремление к выражению бурных, пламенных, мятежных чувств также стали восприниматься недоброжелательно. В 1829 году Дидло был вынужден подать в отставку. Для русского балета наступили годы кризиса. Истомина танцевала все реже. Последнее ее выступление состоялось 30 января 1836 года. Истомина исполнила русский танец, прощаясь со зрителями.

Покинув театр, Истомина вышла замуж за актера Павла Экунина, который был ей неизменной поддержкой в трудные минуты последних лет театральной жизни. Однако Авдотья Ильинична не погрузилась полностью в семейную жизнь, продолжая живо интересоваться всем, что происходит на сцене.

Авдотья Истомина скончалась от холеры 26 июня 1848 года. Некролог был опубликован лишь через год после ее кончины. И мало кто знает, что неприметная могила с небольшим памятником из белого мрамора на кладбище в Большой Охте хранит прах великой танцовщицы — надпись на памятнике гласит «Авдотья Ильинична Экунина, отставная артистка».

 

 
« Пред.   След. »
header header
header  Agni-Yoga Top Sites
header